Как коронавирус способствует личностному росту жителей Поволжья

Спустя полгода после начала пандемии COVID-19 можно сделать некоторые выводы. И первый из них: она продолжается, волнообразно меняя интенсивность по неясным причинам. Второй вывод: коронакризис влияет не только на социально-экономическую обстановку в регионах, но и на психологическое состояние и умонастроение их жителей. Наконец, как это ни парадоксально, в пандемии открылось кое-что положительное. Сограждане становятся дисциплинированнее, привыкая к гигиене (маскам, перчаткам и санитайзерам), а многие из них распространили ответственность и самоорганизацию и на другие сферы своей жизни, в частности, на семейные финансы. Кроме того, многие, переживая длительный стресс в связи с последствиями коронавируса, научились справляться с ним - как за счет своих внутренних резервов (не прибегая к алкоголю, наркотикам и антидепрессантам), так и посредством горизонтальных связей друг с другом (в частности, взаимных услуг).

Фото:

Тревожность населения как фактор экономики

Как показывают опросы Российской академии народного хозяйства и госслужбы, почти 70% респондентов полагают, что пандемия оказывает пагубное влияние на экономику страны, доставляя ей значимые риски. Негативные ожидания граждане распространяют и на перспективы своего материального положения. А потребительский пессимизм вкупе с очевидным снижением доходов домохозяйств сдерживают покупательскую активность, что приводит к мультипликативному сжатию экономики и как следствие к дальнейшему снижению реальных располагаемых доходов населения. Этот самоухудшающийся процесс (рецессионная спираль), к сожалению, набирает силу, что подтверждается сокращением розничного оборота и объема платных услуг, а также другими данными Росстата за I полугодие 2020 года.

Кризис заставил общество серьезно пересмотреть отношение к тратам и сбережениям, утверждается в исследовании Центра социального проектирования "Платформа": значительная часть населения намерена больше откладывать, формируя тем самым "подушку безопасности". Так, планируют сократить расходы на кафе и рестораны — 90% респондентов Центра, на развлечения, бытовую технику и электронику — 87%, на физкультуру и спорт — 86%, на отпуск — 85%, на повседневное питание 50%, а на алкоголь и табак — 40%. Кроме того, стремление людей экономить деньги отрицательно сказывается на рынках труда, недвижимости, рекламы и мероприятий.

Согласно обобщениям "Платформы", сограждане, как и бизнес, вступили в период пересмотра ценностей. Ставка сегодня делается не на рост, а на устойчивость: время "низко висящих плодов" прошло, и надо готовиться к усилению конкуренции. В связи с этим прогнозируются уход части компаний в тень ради сохранения платежеспособности, а также усиление запроса на господдержку (самостоятельно наверстать потери от пандемии надеются лишь 25% респондентов "Платформы").

Под гнетом стресса

Причины тревожно-негативных ожиданий сограждан кроются в стрессе, который, если верить исследованиям холдинга "Ромир", испытывают 95% россиян, причем более трети из них "на постоянной основе". Для наибольшей части респондентов (48%) стресс проявляется как раз в повышенной тревожности. Главным фактором стресса называется угроза собственному здоровью (почти 80% респондентов), а также здоровью и благополучию близких (70%). Заметим, что эти данные получены задолго до пандемии (примерно год назад), а значит характеризуют ту базу, на которую наслоились последствия пандемии.

По данным "Платформы", сегодня основными травмирующими факторами являются:

  • • постоянное внимание к теме заболеваемости COVID-19 и динамике смертности от этого вируса;
  • • ощущение чрезвычайности ситуации и невозможности ее изменить;
  • • неясность перспектив, мешающая планировать жизнь даже на ближайший период;
  • • отказ от привычного образа жизни на неопределенно-длительный срок;
  • • отсутствие "подушки безопасности" (52% сограждан не имеют сбережений, а у 10% из них накоплений хватит не более чем на месяц);
  • • закредитованность (63% горожан обременены кредитами, причем у 40% должников выплаты доходят до трети ежемесячного семейного дохода);
  • • зависимость от единственного источника заработка (85% россиян не имеет дополнительных финансовых доходов.

Для сопоставительной оценки ситуации в различных регионах России компания КРОС ввела "Национальный индекс тревожностей", составленный на основе анализа самых обсуждаемых тем в средствах массовой информации (Медиаиндекс) и в социальных сетях (Соцмедиаиндекс). Среднеарифметическое значение этих двух показателей индексов принимается за агрегированный индекс. Его значения для регионов Приволжского федерального округа (ПФО) по итогам 2019 г. представлены в таблице 1.

Авторы данного рейтинга выделяют "встревоженные регионы", где СМИ и соцсети, стремясь уловить настроения их жителей, наиболее остро реагируют на любые потенциально тревожные события, гипертрофируя их. К таковым в ПФО относится лишь Самарская область.

"Уравновешенные регионы" характеризуются здоровой (в пределах нормы) обеспокоенностью текущей ситуацией. В нашем округе их девять (со средним индексом от 19,80 до 10,11).

"Невозмутимые регионы" отличаются практически полным отсутствием включенности в федеральную повестку и крайне низким уровнем тревожности по всем рассматриваемым фобиям. Для них, более характерна собственная (не выходящая за рамки региона) тревожность. В случае ПФО речь идет о четырех субъектах — Пензенской области, а также республиках Марий Эл, Чувашии и Мордовии.

Хотя приведенный выше индекс КРОС относится к началу текущего года, вероятно, он адекватно (устойчиво во времени) характеризует тревожность и стрессоустойчивость жителей регионов Поволжья на данном этапе. Другое дело, что по мере вхождения этих территорий в пандемию меняется набор доминирующих фобий. По итогам II квартала 2020 г. компания КРОС выделила три из них (таблица 2).

Как видно из таблицы 2, первые две фобии муссируются главным образом в СМИ, а тема "цифрового рабства" наиболее актуальна в соцсетях.

Впрочем, как утверждают практикующие специалисты, население в целом пока справляется со стрессом, усугубленным антиковидными ограничениями. К примеру, главный врач Самарской областной клинической психиатрической больницы Михаил Шейфер не отмечает роста числа обращений к психиатрам и психотерапевтам во время пандемии. По-видимому, люди находят иные способы компенсации тревожности, считает он. Справедливости ради заметим, однако, что клинических психологов сограждане — согласно давно сложившейся традиции — решительно избегают и становятся их пациентами лишь в самых крайних случаях, рассчитывая на успокоительные, которые им с готовностью порекомендуют в любой аптеке.

Член Европейской ассоциации психотерапии Александр Сосланд из Московского городского психолого-педагогического университета тоже не фиксирует более массового, чем обычно, обращения к психотерапевтам. "Если чего и ждать, то некоторого увеличения случаев расстройств, связанных с тревожно-депрессивным эмоциональным спектром, — прогнозирует он. — Тревога здесь сама себя кормит: человек встревожен — ищет новую информацию в Сети; находит, она, естественно, увеличивает тревожность, он опять ищет, и так далее. Между тем, критические ситуации, такие как пандемии, просто опредмечивают те тревоги, которые существовали во всей нашей предыдущей жизни".

Государство и мы

Сограждане резонно считают, что государство обязано спасать их от пандемии, безработицы и нищеты, а вот исходящие от властей ограничительные меры соблюдают далеко не все, не всегда и не в полном объеме. Появились ковид-диссиденты, которые интерпретируют эти меры как посягательство на свободу личности, а потому сознательно сопротивляются им. И этот протест обнажает довольно типичную ситуацию, когда требования (в нашем случае, соблюдать гигиену) есть, а убедительной аргументации и контроля — действенного вплоть до чувствительных и неотвратимых наказаний — нет.

Справедливости ради отметим, что претензии народа к региональным властям, на которые президентом РФ возложена ответственность за ситуацию с COVID-19 не лишены оснований. Взять хотя бы официальную статистику по коронавирусу. Ей не доверяют почти 60% российских врачей, показывает опрос, проведенный социологами из ФОМ и "Левада-центра, а почти половина из них уверена в занижении числа заболевших и умерших.

В конце августа 2020 г. Фонд социальных исследований (Самара) опросил около 1250 респондентов, репрезентирующих население России, в том числе все регионы ПФО. Анализ полученных данных показал, что коронавирусом болеют или переболели в этом году около 4,5 млн взрослых граждан в то время, как согласно официальным данным таковых было около 1 млн человек. При этом положительные тесты на коронавирус сдали примерно 2,8 млн россиян, что также значимо превышает официальный уровень заболевания в России.

Комментируя причины этих расхождений, руководитель Фонда Владимир Звоновский прежде всего сослался на небольшой охват больных официальной статистикой. Если верить Всемирной организации здравоохранения около 80% больных COVID-19 выздоравливают спонтанно, без обращения в медучреждения. Кроме того, врачи часто не госпитализируют больных, если не считают их состояние критическим.

"В итоге круг людей, не охваченных, не измеренных, не продиагностированных гораздо шире официальной статистики", — резюмирует социолог. По данным Фонда, тестированием на COVID-19 была охвачена относительно небольшая доля сограждан: в Москве и Санкт-Петербурге почти треть (35% и 32% соответственно), а в ПФО всего 15%.

Что еще можно противопоставить вирусу в нынешних условиях, когда число зараженных практически не снижается, а целый ряд ограничительных мер постепенно возобновляется? Дополнительным личностным ресурсом является опыт, накопленный во время первой волны пандемии. Люди стали больше времени проводить с семьей, работать и учиться в онлайне, возвращается мода на чтение. Гигиена, которая прежде воспринималась как нечто второстепенное для здоровья, вышла на первый план: по данным соцопросов, 90% россиян стали чаще мыть руки, а 85% сограждан уже привыкли использовать средства индивидуальной защиты.

Ограничительные меры также способствовали укреплению горизонтальных связей между родственниками, друзьями, знакомыми и особенно соседями. Во многих локациях они, используя соцсети, сорганизовались в полноценные сообщества с налаженной системой взаимного информирования и взаимной помощи в разнообразных житейских проблемах.

В исследовании, проведенном в конце мая 2020 г. Всероссийским центром изучения общественного мнения, Российской ассоциацией политконсультантов и федеральной экспертной сетью "Клуб регионов", установлено, что основные проблемы региональных властей находятся в сфере коммуникации с населением. У людей есть запрос на их доброжелательность, на их рекомендации, как строить жизнь в условиях пандемии и к чему готовиться в будущем, на прямое общение с первыми лицами хотя бы в онлайн-режиме и, наконец, на их быструю реакцию на изменение ситуации в регионе.

Спустя четыре месяца задачи местных властей остаются прежними. "Наша с вами святая обязанность, профессионального сообщества, руководителей всех уровней, власти и управления, — говорил президент РФ Владимир Путин на очередном совещании с федеральным правительством, — очень аккуратно, тактично, но терпеливо и настойчиво объяснять людям реалии складывающейся обстановки и предлагать необременительные, но абсолютно необходимые меры и средства защиты".

Представляется, что сегодня все более актуальным становится своего рода общественный договор: власть должна проводить твердую антикризисную политику, не возбуждая тревожности людей, а наоборот культивируя по отношению к ним сочувствие и сопереживание, сограждане же — создавать атмосферу нетерпимости к отклонениям от антиковидных ограничений.

Фото на сайте

Все фотогалереи

Новости раздела

Все новости
Архив
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1