Регионы ПФО в свете национальных целей развития страны

Президентский Указ "О национальных целях развития РФ на период до 2030 года" от 21 июля 2020 г. изменил акцент внутренней политики: реализации этих целей теперь будут подчинены запущенные два года назад нацпроекты. Речь идет о "повороте экономики лицом к человеку" и "повышении качества жизни каждого человека в стране". Есть надежда, что на этот раз дело не сведется к выполнению статистических показателей, многие из которых имеют лишь опосредованное отношение к благополучию людей.

Результат важнее формальных процедур и регламентов, подчеркнул глава правительства Михаил Мишустин, выступая 22 июля перед Федеральным собранием. Иными словами, чиновникам всех уровней придется переосмыслить цели и средства: можно сколько угодно таргетировать инфляцию, повышать производительность труда и привлекать инвестиции, но чего будут стоить эти меры без роста доходов населения, потребительского спроса и в конечном счете уровня жизни?! Именно с этой точки зрения мы смотрим на текущую ситуацию в регионах ПФО.

Рассчитались по благосостоянию

Рейтинговое агентство "Национальные кредитные рейтинги" (входит в группу компаний РБК) недавно опубликовало рейтинг российских регионов за 2019 год по качеству жизни населения. При их сопоставлении учитывались 10 показателей, объединенных в итоговую оценку (индекс) в соответствии с весом, который отражает их значимость в структуре факторов, формирующих качество жизни.

Значения каждого показателя для всех регионов ранжировались от наилучшего до наихудшего с последующим присвоением балльных оценок от 7 до 1, что позволило соотнести между собой показатели с разными единицами измерения. Оценки делались на основе данных Росстата, Федеральной налоговой службы и Банка России. Рейтинг (таблица 1) фиксирует благосостояние жителей регионов до пандемического кризиса. В индекс включены следующие показатели:

1. уровень покупательской активности (оборот розничной торговли на душу населения); вес показателя 20%;

2. доступность жилья (соотношение средней зарплаты в регионе и стоимости одного квадратного метра жилья); вес показателя 5%;

3. способность населения обслуживать кредиты (соотношение просроченной задолженности по кредитам, предоставленным физическим лицам, и средней зарплаты в регионе); вес показателя 7,5%;

4. уровень официальной занятости (доля занятых, имеющих официальные трудовые доходы); вес показателя 7,5%;

5. уровень накоплений населения (соотношение банковских депозитов на душу населения к средней заработной плате); вес показателя 7,5%;

6. обеспеченность социальной сферы основными фондами (стоимость основных фондов в сферах образования, здравоохранения, культуры и спорта на душу населения); вес показателя 12,5%;

7. обеспеченность жильем (соотношение общей площади жилого фонда и численности населения в регионе); вес показателя 10%;

8. обеспеченность педагогическим составом (соотношение количества школьников и численности педагогов); вес показателя 5%;

9. обеспеченность медиками (соотношение количества жителей и численности врачей в регионе); вес показателя 5%;

10. природно-климатические условия; вес показателя 20%.

Перечисленные критерии соответствуют по крайней мере четырем из пяти национальных целей, названных в упомянутом президентском указе:

· сохранение населения,

· здоровье и благополучие людей,

· возможности для самореализации и развития талантов,

· комфортная и безопасная среда для жизни, достойный,

· эффективный труд и успешное предпринимательство,

· цифровая трансформация.

Данный рейтинг делит 14 регионов Приволжского федерального округа (ПФО) на четыре группы, выделенные цветами. Первая группа включает три субъекта РФ со значением индекса не менее 3. Вторая — шесть регионов со значением индекса не менее 2. Третья — три региона со значением общего балла не менее 1. Четвертая включает два субъекта со значениями индекса 1,47 и 0,56. Отметим, что ни один регион ПФО не достигает среднего по стране уровня благосостояния (4,66), но ближе всех к нему подошли Нижегородская область и Республика Татарстан.

К примеру, Нижегородская область отстает по доступности жилья (всего 1 балл по показателю 2), обеспеченности основными фондами социальной сферы (1,1 балла по показателю 6) и обеспеченности медиками (3,4 балла по критерию 9). Доступностью жилья не может похвастать и Татарстан (1 балл по показателю 2). Кроме того, там не очень хорошо и с обеспеченностью медиками (3,0 по показателю 9). Самару же подвели слабая обеспеченность основными фондами социальной сферы (1,4 по показателю 6) и способность населения обслуживать кредиты (2,6 по показателю 3).

Как утверждают составители данного рейтинга, он не является индикатором социально-экономического положения регионов, в чем можно убедиться сопоставляя таблицы 1 и 2. Очевидно, критерии качества жизни (благосостояния) довольно сильно расходятся с теми параметрами, которыми традиционно принято характеризовать региональную ситуацию. При этом, в обеих таблицах на топовых позициях находятся Татарстан, а также Самарская и Нижегородская области.

Качество жизни в том или ином регионе не определяется и экологической ситуацией, в чем можно убедиться сравнивая таблицу 1 с ESG-рейтингом регионов РФ, где интегрированы данные по трем критериям — "окружающая среда", "общество" и "корпоративное управление" (таблица 3).

Отложенный эффект COVID-19 — замедление роста промпроизводства

По данным Минэкономразвития РФ, в апреле 2020 г., когда пандемия подходила к своему максимуму, продажи в автосалонах упали почти втрое (со 105 тыс. до 38 тыс. И это лишь один, хотя и характерный, штрих в общей картине постепенного сокращения валового продукта, производимого в стране. Последствия коронавируса (в частности, приостановка целого ряда производств и введение карантина) только сейчас начали проявляться в зеркале свежей статистики (таблица 4).

Из 14 регионов ПФО положительное значение индекса промпроизводства удержали лишь 4, при этом в топ-20 общероссийского рейтинга попали Мордовия и Пензенская область, никогда ранее не занимавшие в ПФО лидерских позиций. Частичное объяснение этому факту дает таблица 5, где представлено распределение выявленных случаев COVID-19 по регионам Поволжья.

Так, позиции Нижегородской и Ульяновской областей в таблице 4, скорей всего, подкосил коронавирус: эти регионы отличились наибольшей по округу заболеваемостью населения. Впрочем, относительно небольшое количество заболевших в Самарской области, Пермском крае и Республике Башкортостан (менее 200 человек на 100 тысяч населения) не подняло эти регионы выше 50 места в таблице 4. Наиболее вероятные причины тому — ограничения, связанные с карантином по поводу COVID-19.

Судя по нынешней динамике промпроизводства, его восстановление затянется на 2-3 года, что создает значительные риски для занятости на региональных рынках труда, а значит для благополучия населения (показатель 4 в таблице 1).

Разрубить гордиев узел

Большая проблема в том, что с началом пандемии население стало сокращать потребительский спрос, переходя к сберегательной модели финансового поведения: теперь сограждане предпочитают тратить меньше, чтобы формировать подушку безопасности на случай второй волны COVID-19 и\или возникновения проблем с работой. Об этом свидетельствует зафиксированный Центральным Банком РФ стремительный рост свободной денежной массы в домохозяйствах. Такая ситуация создает еще один стимул для работодателей экономить на численности и зарплатах персонала.

По данным Росстата на конец второго квартала нынешнего года, уровень безработицы в ПФО составил 5,5% (против 6,0% по России в целом). При этом в регионах округа этот показатель изменяется от 3,9% в Татарстане до 7,5% в Чувашии (таблица 6).

Примечательно совпадение топ-3 в таблицах 1 и 6: по всей видимости, лучшие условия жизни в том или ином регионе включают, в частности, и более высокий уровень защищенности от рисков на рынке труда, в частности, от безработицы.

В любом случае получается, что снижение потребительского спроса стимулирует безработицу, которая — через сокращение доходов населения — ограничивает этот спрос. Развязать этот гордиев узел чисто экономическими методами вряд ли возможно, его придется разрубать за счет бюджетных затрат вкупе с политической волей по стимулированию производственной активности в регионах.

Возвращаясь к рейтингу благополучия регионов (таблица 1), заметим, что в стратегическом плане он позволяет судить, насколько успешно тот или иной регион продвигается в реализации национальных целей развития страны, то есть, насколько эффективно в этом направлении работают региональные власти.

Фото на сайте

Все фотогалереи

Новости раздела

Все новости
Архив
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
27 28 29 30 31 1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31 1 2 3 4 5 6