Сколько стоит "углеродный след" или зачем в России создают карбоновые полигоны

В интересное время мы живем… Казалось вот только совсем недавно комбайны на автопилотах были несбыточной мечтой — и вот они уже производятся во всем мире. Только-только привыкли к понятиям цифровизация и цифровой след, а тут уже пора расширять вокабуляр новыми терминами. К примеру, все чаще с высоких трибун и научных кафедр звучат такие понятия как карбон, углеродный след, карбоновые квоты… И все это так или иначе связано с аграрным сектором. Попробуем разобраться, что же ждет аграриев: новые траты или неожиданный вариант дополнительного заработка, о котором ранее никто и не думал.

Фото:

Про карбоновые квоты

Все началось давно, когда человек начал пахать землю. Впрочем, так глубоко мы пока копать не будем. В 2019 году Россия ратифицировала Парижские соглашения по климату 2015 года. Перед участниками соглашения стоит задача — не допустить рост температуры более 1,5-2 градуса Цельсия, а также сократить к 2050 году эмиссию углекислого газа в мире путем реализации концепции "4-х промилле", которая заключается в накоплении углерода не менее 4% ежегодно. Это позволит выйти на "нуль-эмиссию" углекислого газа. Вот здесь уже нужны пояснения.

Углерод — один из важнейших химических элементов, который содержится практически везде, в том числе и в почве, и является одним из важнейших компонентов плодородия. Не случайно мы упомянули про пашню — при распашке земли углерод из почвы выделяется в атмосферу, что приводит не только к обеднению почвы, но и к образованию парниковых газов. В мире давно уже научились все считать и обнаружили большую разницу между промышленным производством и сельским хозяйством, причем в пользу последнего. Аграрное производство все же выделяет меньше углерода, а значит, и налоги на выбросы должно платить другие. Так возникли квоты на выброс, которыми, кстати, можно торговать. Предприятия АПК, к примеру, имеют определенные квоты, но практически не расходуют их (особенно если предприятие работает в системе землесбережения, no-till и т. п.), а вот промышленным гигантам своих квот не хватает, потому что выбросы у них колоссальные. Где покупать? Правильно — у аграриев. Так на западе возник рынок торговли квотами, который, между прочим, постоянно растет. Объем мирового рынка торговли карбоновыми квотами оценивается в $100 млрд. К 2030 году ожидается его многократный рост, что сделает карбоновую отрасль одной из ведущих в мировой экономике. Не такая уж и плохая перспектива для по-настоящему "зеленого" АПК.

Про "углеродный" налог

А вот теперь вторая часть "марлезонского балета". С 2022 года Евросоюз вводит так называемый трансграничный "углеродный" налог на товары с высоким углеродным следом. Что это значит? Российские компании с высоким углеродным производством, в первую очередь металлургические, сельскохозяйственные, при экспорте своей продукции будут обязаны платить этот налог. Чем меньше углеродный след от производства, тем меньше и ставка налога. Приобретение "углеродных квот" — своего рода компенсация за вредное воздействие на окружающую среду, с помощью, например, создания быстро растущих насаждений, сельскохозяйственных культур, когда в активной фазе роста они потребляют большое количество углекислого газа. Внутренний углеродный рынок развит в США, Европе, Китае, Японии, и цена за одну тонну углекислого газа варьируется от 7$ до 40 евро. В перспективе она будет только расти.

А что же у нас? Правильно, пока ничего. Для России это плохие новости: почти половина нашего экспорта приходится на Европу. По оценкам Boston Consulting Group, для поставщиков потери только за один год работы составят от 3 до 4,8 млрд долларов. А международная аудиторская сеть KPMG оценила возможные убытки российских экспортеров с 2022 по 2030 год в 50 млрд евро. И если мы к 2022 году ситуацию с развитием карбонового рынка не изменим, то всем придется очень сильно раскошелится на трансграничный налог. Понятное дело, такая ситуация никого не устраивает, поэтому тема уже дошла до высших эшелонов власти.

Про потенциал карбонового рынка

Вообще в России есть огромный потенциал для развития карбонового рынка, за счет накопленного в почве углерода на залежных землях, в лесных насаждениях на сельскохозяйственных землях, в лесах. Какое точно количество углерода уже накоплено, еще предстоит изучить. По оценкам специалистов, потенциал поглощения углекислого газа варьируется от 320-900 миллионов тонн за счет земель сельскохозяйственного назначения. Причем законодательная база уже также разрабатывается. Создан план Правительства РФ по адаптации к изменению климата (2019 г.), подписан Указ Президента России № 666 "О сокращении выбросов парниковых газов в РФ" (2020 г.), в проектах — Стратегия низкоуглеродного развития России, Закон об углеродном регулировании. Кроме того, в феврале 2021 года Министерство науки и высшего образования Российской Федерации года запустило пилотный проект по созданию на территории регионов России карбоновых полигонов для разработки и испытаний технологий контроля углеродного баланса.

В пилотную программу попали следующие регионы: Калининградская область, Сахалинская область, Чеченская Республика, Краснодарский край, Свердловская область, Новосибирская и Тюменская области, другими словами разные геостратегические регионы с разными климатическими и технологическими условиями. При этом заявлено о планах создать 80 подобных полигонов по всей стране. При каждом из них будут созданы так называемые карбоновые фермы, которые, по прогнозам экспертов, к 2030 году превратятся в целую индустрию, где будут выращиваться леса для поглощения парниковых газов.

К сожалению, Самарская область в этот список не попала, однако, как стало известно редакции, силами специалистов НДСЗ, НОЦ "Инженерия будущего" и Самарского аграрного университета работа по созданию проекта такого полигона уже ведется. Если она будет поддержана со стороны власти, мы вполне можем стать восьмым регионом, имеющим свой карбоновый полигон.

Глоссарий

Углерод — основа всего живого. На углерод приходится 18% массы животных и растений, и именно благодаря углероду земля превращается из безжизненной субстанции в плодородную почву. Растения поглощают углерод из атмосферы в форме углекислого газа и синтезируют глюкозу, которая в составе более сложных углеводов выполняет структурную и энергетическую функцию. Когда растения погибают, они разлагаются, отдавая почве свой углерод. Этот углерод — основная часть почвенного органического вещества (ПОВ), которое и определяет здоровье и плодородие почвы. Роль органического вещества почвы нельзя переоценить. В первую очередь, органический углерод — структурная основа почвы. Микро и макроагрегаты формируют поры, необходимые для водной инфильтрации и аэрации. Именно органический углерод — субстрат и катализатор всех биологических процессов в почве. Он регулирует обмен микроэлементов и метаболизм почвенных организмов. Кроме того, секвестрация углекислого газа снижает концентрацию парниковых газов в атмосфере. (Информация предоставлена НДСЗ)

Углеродный след — это количество парниковых газов в пересчете на CO2, который выделяется в процессе изготовления продукта или его эксплуатации. Проще говоря, это все парниковые газы, произведенные человеком или организацией. Есть очевидные примеры: сжигание углеводородного топлива, производство пластика, использование транспорта, работающего на бензине или керосине. Посчитать можно и вред, который наносит целое предприятие и даже конкретный человек. Авиаперелеты, неэкономное отношение к ресурсам, покупка товаров с высоким углеродным следом — все это индивидуальный углеродный след.

Карбоновые полигоны — это территории с уникальной экосистемой, созданные для реализации мер контроля климатических активных газов с участием университетов и научных организаций. Карбоновые полигоны позволяют проводить ряд важнейших исследований в сфере экологии. Например, разработку и адаптацию наземных технологий полевого и лесного агрохимического контроля почв и респирации парниковых газов, разработку и адаптацию технологий дистанционного учета надземной и подземной фитомассы, ризосферы, агрохимического контроля почв и респирации парниковых газов, а также математических моделей по первичной валовой продуктивности, первичной нетто-продуктивности, нетто-обмену CO2 между экосистемой и атмосферой, респирации и других параметров углеродного баланса экосистем на эталонных участках.

Новости раздела

Все новости
Архив
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
31 1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 1 2 3 4